Главная Новости Новости «Отчёты перед Москвой только об СВО. Ничего другого никому нафиг не нужно»

«Отчёты перед Москвой только об СВО. Ничего другого никому нафиг не нужно»

Репортаж наших друзей из "новой вкладки" из вятского села Спасское, где не могут починить водопровод, но чуть не поставили "танк".

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ СТАТЬИ ВЫ МОЖЕТЕ ПРОЧИТАТЬ НА “НОВОЙ ВКЛАДКЕ

«Место как будто проклятое»

«Я недавно только осознала, в какой глуши нахожусь. Посмотрела на карту, а там всё леса-леса-леса, и посреди этих лесов маленькая деревушка — Спасское. Просто когда находишься здесь — люди, телевизор, вайфай, — кажется, что тут цивилизация. А когда поднимаешься над этим, то ого!» — рассказывает Анастасия Скурихина, наливая чай и выставляя на стол белый хлеб и банку земляничного варенья.

Анастасия — экоактивистка и по совместительству депутат Заксобрания Кировской области. Дом на въезде в Спасское она купила летом 2022 года из-за вида на пруд и сосны. С тех пор живёт здесь с детьми наездами, когда хочется тишины.

Её соседи — пенсионеры Алексей и Алевтина Коротаевы. В марте 2023 года они заняты борьбой с наводнением. Уже вторую неделю Коротаев каждое утро «пускает ручейки» — долбит лёд в своём палисаднике, чтобы сделать желобки и отвести поступающую к дому воду. Больше месяца их затапливает из прорвавшегося где-то под землёй водопровода. У Вохмяниных тоже подтопило ограду и хлев, у Пономарёвых — дровяник, у Коротаевых — гараж и подполье. В гараже, где вода залилась по щиколотку да так и застыла, внуки Алексея даже успели поиграть в хоккей. Но потом двери гаража примёрзли и перестали открываться.

Постоянно в селе проживают около 200 человек. Летом — за счёт дачников и приезжающих к бабушкам внуков — население Спасского увеличивается вдвое
Фото: Анастасия Шумихина для НВ

«Вода зашла в подпол месяц назад, — рассказывает жена Алексея Алевтина Коротаева, пропуская нас в дом и показывая расставленные по углам мешки и банки. — Сначала мы заготовки достали. Потом картошку подняли в дом. А сейчас вот уже откачивать приходится. Вода прибывает со скоростью 9 см в сутки. Если не откачивать — в дом зайдёт. Летом частенько рвало и раньше. А вот зимой в первый раз такое».

Районные коммунальщики за месяц, что вода заливает дома, приезжали в Спасское четыре раза, раскапывали и закапывали предполагаемое место прорыва, наворотили глиняных бурунов вдоль улицы, но утечку устранить не смогли. Жители подтопленных домов все как один убеждены: всё дело в подрядчике, который роет наугад, сам рвёт экскаватором трубы и потом их же меняет.

«Это называется „вскрытие показало, что смерть наступила в результате вскрытия“, — мрачно шутит Анастасия Скурихина. — С прошлого года сети переданы с баланса поселения новосозданному МУП „Водоканал Котельничского района“. У МУПа людей нет, техники — два с половиной трактора на район. Они нанимают подрядчиков, а это значит, что сюда каждый раз приезжают новые люди и делают всё с чистого листа. Приехали, покопали, потому что им сказали копать, потом закопали, потому что раскопанным нельзя оставлять, и уехали. Оплату 2000 рублей в час получили, а ничего не исправили. Потому что задача была не причину найти, а поработать».

Собак в Спасском стерилизовать на принято, потому что это «против природы». Однажды насильно уведённый с «собачьей свадьбы» пёс Татьяны Прозоровой обглодал ей забор
Фото: Анастасия Шумихина для НВ

Глава Котельничского района Сергей Кудреватых утверждает, что по остальным населённым пунктам, где есть аналогичные проблемы, эти же подрядчики работают нормально, а в Спасском место «как будто проклятое».

Вечером того же дня, когда Алексей Коротаев «пускал ручейки», в водонапорной башне Спасского вышел из строя насос, установленный только в прошлом году. Всё село осталось без воды.

«Полей-ка у нас лишний раз — соседи тебя сдадут с потрохами»

Водопровод в Спасском и окрестных деревнях проложили в начале 70-х годов, когда местный совхоз «Молот» был на подъёме и вода нужна была для новых ферм. Почти в каждой деревне в округе была своя водонапорная башня, а водопроводная сеть со всеми более поздними достройками и ответвлениями достигла десяти километров. Но колхоз, как водится, в 90-е пришёл в упадок, в нулевые на его месте создали ООО, которое тоже приказало долго жить. Так в начале 2010-х годов система водоснабжения Спасского оказалась на балансе местной администрации.

Типичная картина для Спасского: глиняные буруны на обочинах, оставленные коммунальщиками после аварийных раскопок
Фото: Анастасия Шумихина для НВ

Скудный сельский бюджет не позволял полноценно содержать обширное водное хозяйство. Две водонапорные башни из четырёх со временем вышли из строя: одна упала, во второй ненароком утопили в скважине насос. Люди начали подрезаться к оставшейся башне в Спасском напрямую и строить к своим домам новые ветки. А тем временем старые металлические трубы повсеместно проржавели и начали рваться всё чаще.

В итоге десятилетие спустя вместо нормального водопровода жители села получили монстра Франкенштейна, к которому многие приложили руку, но про который никто не знал ничего наверняка. «Тут очень хитрый водопровод! Потому что уже никто не помнит, как он сделан, где проложен и кем», — замечает жительница Спасского, библиотекарь Ирина Шилова.

Алевтина Коротаева недавно взяла в дом щенка вместо умершей собаки и дала ему ту же кличку — Грэй
Фото: Анастасия Шумихина для НВ

Анастасия Скурихина вспоминает, что, когда пыталась изучить историю вопроса, столкнулась с тем, что у спасского водопровода нет не только действующей, но и хоть какой-то схемы, по котором можно было бы понять, как он устроен. Все прежние раскопки и перекладки тоже нигде не фиксировались. Поэтому и нынешние ремонты делаются наугад, «пушкой по воробьям», говорит она.

«Схема есть, но она не актуальна, — подтверждает и. о. главы Спасского сельского поселения Лев Грехов. — Копнёшь — там металлическая труба лежит, тут же рядом полиэтиленовая, а на ней кто-то уже в срочном порядке кран какой-то ввернул и закопал. Нет никаких документов. Течёт — и ладно, и хорошо».

Но вода в Спасском всё чаще не течёт, чем течёт. Проблемы обостряются летом, когда в село приезжают дачники, а к местным бабушкам — их многочисленные внуки. Тогда население Спасского увеличивается вдвое — с 200 до 400–500 человек. Напор воды в кране летом падает, местные кивают на дачников — мол, те по ночам поливают картошку, бросают шланг в борозду и спать уходят.

Схема откачки воды у Коротаевых уже отработана: погружной насос — в погреб, шланг через окно выведен в трубу, труба — в огород и дальше к теплицам. И так каждый день около часа
Фото: Анастасия Шумихина для НВ
Алексей Коротаев «пускает ручейки»: пропиливает желобки для отвода подступающей к дому воды
Фото: Анастасия Шумихина для НВ

Почему по ночам, объяснила заведующая магазином райпо Татьяна Прозорова. Она тут не только хозяйка магазина и звезда художественной самодеятельности, но и заместитель председателя Спасской сельской думы. «Местные-то мало кто поливает, потому что друг к дружке ходят и всё видят. Полей-ка у нас лишний раз — соседи тебя сдадут с потрохами. Потому что у людей на стирку воды не хватает, они по ночам встают, чтобы постирать, когда напор посильнее. Ну и вот представьте: у вас течёт вода, а у меня нет, так я ночь не посплю — буду смотреть, что вы там с водой делаете! А потом ко мне как к депутату идут в магазин жаловаться».

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ СТАТЬИ ВЫ МОЖЕТЕ ПРОЧИТАТЬ НА “НОВОЙ ВКЛАДКЕ